Да что Вы.
В самом деле.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Да что Вы. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — пятница, 17 августа 2018 г.
I. Раса Человек II. Имя и фамилия | Прозвище Борн Ярмс | Дуболом III... Kolo Jeta 8 15:05:09
I. Раса
Человек

II. Имя и фамилия | Прозвище
Борн Ярмс | Дуболом

III. Возраст
43 года
Только лицом 45+. Само тело выглядит моложе – как у 30летнего.

IV. Пол | Ориентация
Мужской | Гетеросексуален

V. Политические взгляды | Деятельность
Ныне крайне расположен к теократическим взглядам | Начальник столичной гвардии

VI. Облик
Он огромен. Действительно огромен. Людей таких внушительных размеров по всему континенту можно буквально по пальцам пересчитать. Роста в Борне 217 сантиметров, а веса – около 150 килограмм. Просто обычной поступи в большинстве случаев достаточно, чтобы всё окружение обратило своё внимание на сию персону. Основной минус от таких внешних данных лишь один – спрятаться где-либо или слиться с толпой, даже в очень шумном и многолюдном месте, просто не представляется возможным. Встречаясь лицом к лицу с подобным представителем человеческой расы, любой испытывает, если и не страх, то неловкость и определённый дискомфорт уж точно, из-за чего бывает сложно взаимодействовать с незнакомцами.
Внешний вид лица несёт в себе сочетание лёгкого призрения и насмешки над окружающими с одной стороны, с другой же какого-то чарующего благодушия, отваги, уверенности и силы. По форме оно довольно вытянутое и грубое, как у варвара, но относительно растительности на лице – ухоженное. Лоб высокий, морщинистый. Форма смольно чёрных глаз слегка суженная, с чуть более среднего размера верхним веком. Нос прямой с грузным кончиком. На нём поперёк перегородки, чуть выше середины, красуется длинный давнишний шрам, полученный ещё по молодости. Очень явные носогубные складки и, наоборот, слабо выделяющие скулы. Губы узкие и широкие. Их украшают большие усы, сужающиеся к кончикам и на сантиметр с каждой стороны выходящие за пределы губ. Весь подбородок и близлежащую часть шеи покрывает короткая плотная и ухоженная борода, плавно перетекающая в бритые под 0.3 бакенбарды, поднимающиеся к причёске. Вся растительность на лице седая, белёсого цвета. Основная часть волос короткая, однако, чем ближе к ушам, тем длиннее. Их общее направление – к затылку. Раньше волосы были такими же чёрными, как и глаза, но старение лица у Дуболома проходит более интенсивно, чем тела, потому местами волосы поседели, став чуть тёмнее оттенка волос на лице.

­­

Даже для самого Борна остаётся загадкой тот факт, что между телом и лицом есть неоднозначные внешние различия, если речь идёт о старении. О возрасте невероятной горы мышц говорит лишь обилие различных шрамов: больших и малых, свежих и очень старых – совершенно разных. Не смотря на то, что тяжелый и очень прочный доспех – верный спутник великана, его небрежная манера боя время от времени позволяет оппонентам оставить на последок небольшую память о себе в виде очередного ранения, быстро переформировывающег­ося в новую отметину. Тело само по себе очень плотное, в нём отдаётся приоритет скорее силе и массе, нежели рельефу. Оно слегка подтянутое, но не более того. Мышцы сильно выделяются, но не выглядят так, будто бы ими можно только красоваться, как будто бы они неприкасаемые. Тренированы они равномерно, в физической составляющей Ярмса не найти изъянов: от чего удар ногой может быть в разы страшнее, нежели верхней конечностью. Хотя в любом случае исход для принимающего такой удар будет плачевным. Тело ни визуально, ни внутри не стареет вместе с Борном, остановившись в своих характеристиках на отметке лет 28-30. Вполне вероятно, что этому способствуют постоянные тренировки и, как результат, повышенная работоспособность, хотя на самом деле логичным было бы снижение активности и уменьшение возможностей. Возможно, что генетически начальник гвардии не нормальный человек, либо же что-то на него повлияло. К сожалению, он об этом ничего не знает.

Раньше, пока мужчина поднимался по военной карьерной лестнице, он отдавал предпочтение обычной пластинчатой броне из стали, серебристого цвета. Ныне же узнать его можно по контрастирующей тяжёлой броне, сделанной специально на заказ лучшими кузнецами континента. Доспех так же пластинчатый и сделан ещё более громоздким, под стать носителю. Его отличительные черты: шипованные набедренники; наплечники и защитная пластина, обрамляющая шею сзади и по бокам, покрытые медвежьим мехом; пояс с огромной бляхой в виде львиной головы; атласный плащ. Цветовая гамма позолочено-чёрно-ал­ая. Предпочтительное оружие тоже потерпело видоизменение. Нынешний арсенал воина состоял и утяжелённой пятнадцатикилограмм­овой секиры, которую он использовал одной рукой, и клювовидного атакующего щита, обрамляющего всю часть левой руки от кончиков пальцев до локтя и чуть далее, который по мере надобности так же использовался для прямого нападения. На поясе так же присутствует обыкновенный стальной меч, но и сам Ярмс не помнит того момента, когда до него доходило дело. Щит же имел одну особенность: его можно было сдвинуть дальше вверх по руке и закрепить основание под наплечником и на бицепсе, дабы левая рука оставалась свободной, и можно было хватать что-то. Или кого-то. В боевом варианте это делать было не слишком удобно. В спокойные времена и когда находится не на службе(почти никогда), предпочитает свободную одежду и кожаные сапоги, однако оружие всегда носит при себе, за исключением запрещающих его ношение территорий церквей и храмов.

VII. Нрав

Слабоумие и отвага!

Да, возможно подобное описание характера подошло бы многим рыцарям, которые помимо сражений в этой жизни ничего не видели и толком ни к чему не стремятся. В случае Борна всё не совсем так. Касательно слабоумия – некоторым может показаться, что он действительно бездумно бросается в бой и размахивает оружием направо и налево, просто получая от этого удовольствие. Удовольствие то он получает, конечно же, только вот толчком к таким действиям является банальная причина - его физические данные. Есть ли особый смысл в осторожности и долгосрочном планировании действий, если ты на две головы выше любого противника и можешь чуть ли не отрубить ему конечность через доспех средней тяжести? Согласитесь – нет. Вот в этом и кроется истинная причина. Борн сражается так не из-за того, что голова пуста, а потому что просто имеет возможность. Бессмертных в этой жизни не бывает, он прекрасно знает об этом, хотя старуха с косой явно боится к нему приближаться. Громоздкость Дуболома иногда вводит в заблуждение – иным разом его удары обрушиваются с внушительной скоростью, так что ворон в сражении с ним считать не стоит. Его шаг тяжёл, широк, но в то же время быстр, накопленная в теле мощь позволяет передвигаться без штрафов даже в тяжёлой броне. Взгляд источает силу и уверенность, временами надменность, если человек, на которого он обращён, кажется Ярмсу по каким-то причинам недостойным. Громила вообще сам по себе не стесняется выражать своё недовольство в любых ситуациях. За словом в карман точно не полезет. И очень любит дискутировать с теми, кто не боится лишь одного его грозного вида. Хотя, мелочные люди обычно избегают с ним противоборств, именно таких он не слишком уважает и старается долго в их обществе не задерживаться. Не скупится на помощь, если она действительно кому-то необходима. Ему свойственно тактильное общение, так как он искренне считает, что оно необходимо для лучшего понимания и прочувствования намерений собеседника. Правда с высоты своей колокольни иногда перебарщивает, из-за чего люди худощавые и слабоватые не особо рады получить что-то вроде похлопывания по плечу, которое так и заставляет на колени опуститься. Беседы поддерживает с удовольствием, любит совершенно по-разному шутить. Персонаж довольно харизматичный, если в целом.

Очень ценит женскую красоту, да и вообще прекрасную половину человечества(времен­ами и не только его). Борну нравится общаться с девушками, когда они его не боятся, делать им комплименты, легко флиртовать, хотя получается не всегда удачно. Не смотря на это, у него никогда не было серьёзных отношений, может лишь пара кратковременных интрижек. Однако, если речь заходит о несвойственных какому-то полу вещах, профессиях - не разделяет общество на мужчин и женщин. Считает, что каждый волен выбираться себе путь сам, однако этот путь должен быть достойным, приносить пользу обществу и соответствовать всем наставлениям всевышних, которые, в свою очередь, являются неотъемлемой частью жизни воина. Вера Борна крепка и непоколебима. И всякий раз, когда представляется возможность, он старается укрепить её в сердцах всех остальных людей. У каждого в жизни возникают моменты, когда ему кажется, что не только всё окружение отвернулось от него, но и боги закрыли свои всевидящие очи, перестав сопутствовать и направлять. Это моменты редки, но обычно оставляют самые мрачные отпечатки в истории пути каждого человека. Однако свет Троя не знает исключений – Ярмс чётко знает это и убеждает в том других, своей уверенностью и демонстрацией силы. В виду своей деятельности, а так же не свойственной людям силы, он привык считать, что является олицетворением божественной мощи - её самой ничтожной из всех возможных крупицей. Люди сами с ним зачастую согласны и вдохновляются его словами и действиями. Хоть по факту пантеон один единственный, интерпретируют священное писание в разных уголках Элеаса совершенно по-разному. И где бы Дуболом не находился, он всегда находит время для беседы о богах, об отношении к ним местных жителей. Любит послушать истории из жизни: как людей, занимающих определённые ниши в обществе, так и обычного народа. И существует некая особенность – Борн со всеми общается довольно лояльно и просто. Это касается и высших слоёв общества, даже правителей и их супругов. За такое мужчину время от времени подвергают критике, но обычно за спиной, не смея выказывать недовольство в лицо. Хотя видные персоны, поддерживающие с ним контакт, давно к такому привыкли, им зачастую даже нравится такое раскрепощённое отношение. Исключениями являются представители церкви, с которыми Ярмс строго следует всем установленным правилам. От обычных священников до Его Святейшества. Касательно финансов – вояка довольно расточителен(времен­ами). Не привык копить деньги, но пользуется ими по ситуации. Иногда может чуть ли не всё жалованье спустить за неделю. Иногда теми же неделями вообще к нему не притрагивается – зависит от настроения и занятости в данный момент. Совершенно не привередлив в условиях проживания. Комфортно себя чувствует, когда спит на сене(а такое из прихоти временами бывает) и питается хлебом да водой. Ну и когда проводит ночи на мягкой перине, питаясь подобающе статусу, тоже, естественно, не жалуется.


VIII. История жизни
Жизнь Борна зародилась в небольшой деревушке в предгорьях глыбовых гор, недалеко от Диллерима. Его семья не представляла собой ничего необычного: отец был местным кузнецом, а мать, как и многие люди в деревне, работала в полях, а так же вела домашние хозяйские дела, временами помогая местной травнице-знахарке со сбором растений в близлежащем лесу. Материнской любви мальчишка лишился в раннем возрасте, отчего впоследствии мать толком и не помнил. Виной тому был несчастный случай, связанный с поздним возвращением из леса. Проходили слухи о том, что дикие звери стали более агрессивны, но никто не придал тому значения, пока знахарка и её помощница не были на утро найдены мёртвыми на выходе из лесной чащи. Естественно, после того случая деревенские мужчины истребили всё потенциально опасное зверьё, но растить мальчишку дальше местному кузнецу уже пришлось в одиночку. Не сказать, что с этим возникли какие-то проблемы: первое время помогали соседи, потому как не было возможно брать Борна к себе на работу, а после того, как ему исполнилось пять, он был уже вполне в состоянии позаботиться о себе сам. Год-два он заведовал практически пустым домой, так как отец работал с утра до ночи и приходил лишь переночевать. Уже с трёх-четырёх лет рост у мальчика происходил гораздо быстрее, нежели у его сверстников. К семи годам он уже совсем окреп и сразу подался в подмастерье к родителю, стал много времени проводить с ним в кузнице. Прививание парнишке любви к религии началось задолго до этого момента, буквально сразу после смерти матери. Каждую службу, что проходила в совсем небольшом местном храме, отец брал сына с собой, без какого-либо давления и насильственных методов всё больше и больше знакомя его с основой жизни практически всех жителей не только Драгомира, но и Элеаса в целом. Мальчишка как никто другой проникся трактуемыми идеями священного писания, они практически сразу и очень крепко запали к нему в душу, а впоследствии лишь укреплялись. Так, к пятнадцати годам, когда он решил покинуть деревню и отправиться в Диллерим для прохождения военной службы, он уже являлся полностью сформировавшейся личностью, с чёткими установками на перспективы и невероятно крепкой верой, которую ничто не смогло бы пошатнуть.

Надо было видеть лицо военного в пункте приёма новобранцев, когда он с трудом задрал голову, оторвавшись от бумаг, чтобы взглянуть на очередного добровольца. Борн отнюдь не выглядел как-то страшно, скорее наоборот: некий очень уверенный в себе добрячок, который точно осознаёт причину, по которой он сюда явился. Однако удивительным было то, что к своему пятнадцатилетию он был уже практически два метра ростом, а вес его достигал без малого ста килограмм. Телосложение было очень плотным и мужественным, с первого взгляда было понятно, что у этого мальчика огромный потенциал в военной сфере. Узнав возраст новобранца, военному оставалось лишь отойти от небольшого культурного шока, после чего он поспешил записать его в список и направить дальше к его первому непосредственному начальнику. Ближайшие три года были очень лёгкими для Ярмса. Он без проблем осваивал все основы военного дела, показывая одни из лучших результатов во всех возможных дисциплинах. Со временем большинство партнёров по спаррингу даже перестали проявлять всякий интерес к занятиям, заранее зная, что выиграть у такого оппонента слишком сложно на данном этапе. Но как оказалось в итоге – для них пока что всё было не так страшно. К моменту присяги Борн вымахал ещё на 20 сантиметров и прибавил столько килограммов веса. Он стал поистине огромным и подавал большие надежды в качестве мастеровитого бойца. Отличные отзывы от начальства, прекрасные оценки и физические характеристики позволили ему без всяких препятствий поступить на службу в Столичную Сухопутную Военную Академию. Его продвижение по службе продолжалось в том же ключе и далее: проблемы возникали очень редко и довольно быстро решались. Помимо базовых армейских навыков, теперь изучались более весомые дисциплины, необходимые для офицерской должности. С непривычки было трудно, но из-за способности быстро приспосабливаться уже после первого года обучения в Академии всё встало на свои места и вновь пошло как по маслу. Углубление в военную науку потребовало большего вовлечения в культуру и грамоту как таковые, а для самостоятельного изучения чего-либо необходимо было научиться писать и читать, чем Ярмс и занялся в первую очередь. Эти знания так же помогли ему и в углубленном изучении религии, от которой он в эти годы ни в коем случае не отстранялся. «Юный Борн, посмотри на себя! Ты растешь таким большим и сильным! Это определённо дар не просто матери природы, Боги несомненно сопутствуют тебе. Запомни эти слова и всегда вспоминай, если вдруг усомнишься в себе. Сила Всевышних прямо здесь…» - заключил когда-то давно отец, ткнув мальчику в грудь пальцем - в район сердца. Возможно, Ярмс воспринял слова своего родителя тогда слишком буквально, но они никогда не выходили из его головы. Он каждый раз смотрел на себя, на все те возможности, которые ему подарены, изо дня в день убеждаясь в правоте этих слов. Со временем он буквально убедил себя в том, что является воплощением божьей силы, пускай и совсем ничтожной её частью, но даже её было достаточно для доминированием во многих аспектах. Его крайней степени религиозность со временем породила в рядах сослуживцев слух, практически идентичный с его убеждениями. В итоге многие были согласны с такой трактовкой возможности существования человека подобных размеров. К окончанию его обучения, он остался в рядах лучших, немного уступая паре человек в теории, однако честном бою равных ему не было. Да и в нечестном тоже. За время службы появилось много различных знакомых более высоких на тот момент чинов, причём не только военные были заинтересованы в знакомстве с Ярмсом, но и многие видные политические деятели. Узнав гораздо больше о политике и управлении государством, он был полностью удовлетворён тогдашней политической ситуацией. Его устраивала монархическая схема правления, ведь монарх напрямую содействовал с церковью, а значит, делал всё правильно, считаясь с божьим мнением. В звании капитана Борн был предоставлен сотнику Северной дивизии, где, наконец, начал командовать собственным полком и получать действительно необходимый настоящий военный опыт.

Прозвище «Дуболом» пришло к Ярмсу внутри полка, впоследствии распространившись в массы. В 691 году, накануне зимы, одному из сержантов с частью солдат подразделения было поручено помочь некой деревушке в заготовке припасов на период холодов. Деревня эта находилась на территории хребта Корренол, на востоке от основного тракта, на высоте шестисот-семисот метров. Хоть зима ещё только близилась, холод здесь уже давал о себе знать, а в месте, откуда пришло письмо с прошением прислать помощь, скопилась куча природных несчастий. Жители из года в год успевали приготовить всё в самый последний момент, однако в этот раз катаклизмы нарушили все их планы. Сильным ураганом снесло крыши амбаров, а следом за этим сошла ранняя лавина, благополучно засыпавшая половину деревни. Вдобавок, местное зверьё позарилось на и без того небольшое количество скота, за которым пришлось следить более пристально. На фоне всех этих событий жители совершенно не успели толком и дров даже заготовить. Если в двух словах – хуже некуда. Военные прибыли не совсем вовремя, однако оперативно принялись помогать приводить всё в порядок. У самого же Ярмса выдалось несколько относительно свободный дней, потому через некоторое время он решил навестить своих подопечных, дабы удостовериться, что они справляются. По приезду ему доложили, что всё не так уж и плохо, однако в деревне стало совсем не хватать инструментов, так как под лавиной похоронен последний плотник, из-за чего заготовка древесины продвигается медленно. Заготовка происходила недалеко от деревни, где росли молодые дубы какой-то особой породы: древесина была мягковатая и вдобавок они без проблем переживали зиму, хотя для дубов подобное совсем не свойственно, холод они обычно не любят. Навскидку – им было лет 40, может чуть меньше или больше. Борн посмотрел на всё это дело и приказал подпиливать стволы лишь на треть и оповестить его, когда хотя бы пара десятков деревьев будет в указанном состоянии. Приказ был выполнен через пару часов, командира тут же проинформировали и Ярмс вернулся к роще, отвлёкшись от разговора со старостой. Все ждали дальнейших указаний и пытались понять, в чём смысл не допиливать до конца стволы?! Капитан же, недолго думая, подошёл к ближайшему дереву. Обхват его рук был чуть больше, чем диаметр ствола. Он демонстративно обнял дерево и принялся раскачивать, тянув на себя и обратно. Сначала шло туговато, но раза с вомьсого-десятого амплитуда стала увеличиваться, и вскоре дерево с треском завалилось в противоположную от запила сторону. Вряд ли подобное было возможно для обычного человека, но Борну на то сил хватило, он успел ещё раздобреть за время, прошедшее на капитанском посту – стать ещё сильнее, чем при получении звания. Этот случай и послужил поводом для возникновения прозвища. Работа в деревне в скором времени закончилась: командир вместе со своими бойцами и спокойной душой вернулся в расположение.

В 713 году в штаб Северной дивизии пришло письмо, в котором говорилось о нападении на королеву и последовавших за ним волнениях в монархических кругах. В связи со спокойной обстановкой на севере, Ярмсу было приказано собрать необходимых ему людей и выдвинуться в столицу, дабы помочь гвардейцам с улаживанием потенциальных конфликтов, в случае необходимости. Не теряя времени, капитан последовал указаниям начальства и уже ко второй декаде месяца Царствования Феоны, с отрядом из 100 человек прибыл в Миллениас, поступив под командование начальника гвардии Фортуоны Нивьери. В то самое время в столицу прибыл Лоберрийский принц Мэтрим Коутон, с которым, после случайного знакомства, у Борна совсем скоро наладились довольно дружественные отношения. Через несколько дней после его прибытия состоялся военный совет, на котором командующие были оповещены и потенциальном нападении нежели. О таком воинов северных границ никто не предупреждал, но деваться было некуда. Кроме того, долг перед отчизной обязывал их оберегать страну и монархов от любых опасностей и не важно: живая она или уже давно мёртвая. Одна пятая отряда получила ранения в том сражении, Ярмс же хоть и очень активно истреблял нечисть на передовой, не получил серьёзных ранений, выйдя из воды практически сухим. Сразу после успешного завершения операции Фортуона покинула свой пост. Непосредственным начальником капитана стал Мэтрим, с которым после его назначения они ещё больше сблизились и тесно общались. Пообщавшись с принцем некоторое время, Борн искренне считал, что тот прибыл из чужой страны только лишь с благими намерениями и всячески старался способствовать государству. Через некоторое время после происшествия с нежитью, королева Лилитана приказала устроить праздник белого мира. В столице в то время начались волнения со стороны появившихся представителей либерализма, к действиям которых Дуболом отнёсся крайне негативно. Однако, установленное между фракциями перемирие долго не продлилось: во время праздника возникли беспорядки, а вскоре все узнали, что главнокомандующий Кирдан погиб. В этот день судьба Драгомира совершила резкий разворот в противоположном направлении. В ближайшие месяцы стране предстояла огромная работа по восстановлению порядка, что в сложившейся ситуации было далеко не самой простой задачей.

Через три месяца после нападения мертвецов королева Лилитана объявляет о помолвке с принцем Коутоном. В какой-то момент на принца совершают покушение, но он остаётся жив, однако получает ранения. Ярмс навещал его в лазарете и не заметил у жениха королевы серьёзных проблем со здоровьем. Вскоре Мэтрим поправляется, и вся столица погружается в празднование нового союза монархов. С юга приходят дурные вести – на Диллерим напал неизвестный враг. На фоне этих новостей у института магии вспыхивает гражданский бунт. Борн со своим отрядом участвует в его подавлении, которое успешно заканчивается для гвардии. Впервые капитан слышит об организации магов «Глаза Нэрейт», которая отправляется на юг – помогать в борьбе с захватчиками. Немногим позже оказалось, что неприятель всё же продвигается к сердцу страны. Борн со своим отрядом остаётся в Миллениасе, всеми силами помогая в решающем сражении. Когда темнокожие, наконец, добрались до города – начался настоящий ад. Ярмс ещё никогда не видел, чтобы его товарищи умирали такими чудовищными способами, как в тот день. Магия, которую использовали тёмные эльфы, выбивалась из общей массы, вызывала отвращение и страх. Было ясно, что появление существ с подобными способностями – это самое страшное, что случалось с Драгомиром на последние несколько десятков лет, а может даже и столетий. В добавок ко всему драконы – персонажи сказок и легенд, маячили перед глазами. И не во сне, а наяву! Заживо сжигая людей, разрушая городские постройки. Дуболом не верил своим глазам, но ожоги и следы от неведомой доселе магии на теле не давали каких-либо альтернатив. Всё это происходило по-настоящему. Та ночь до самой смерти будет представать Борну в кошмарах, напоминая о погибших в бою товарищах и о том, что всегда всё может стать ещё хуже.

Влияние королевской армии после «войны крови» сильно ослабло, люди начали нападать на магов, из-за страха неведомого опасаясь за свои жизни. Проведя определённое время в лазарете, капитан вновь возвращается на службу, пытаясь поддерживать хоть какой-то порядок. В один из мрачных дней Мэтрим Коутон погибает при странных обстоятельствах от взрыва. В экстренном порядке командование принимает решение назначить Ярмса начальником столичной гвардии, так как тот внёс весомый вклад в защиту города и всего государства в целом. Капитану же ничего не остаётся, кроме как принять должность, иначе и без того плачевная ситуация могла бы разразиться ещё большим количеством бедствий. Главнокомандующий армии Алистер Ричардс находится в плену, а королева Лилитана отмалчивается. Положение лоялистов становится критическим: удерживать порядок в столице удаётся всё сложнее и сложнее, вдобавок проявивший характер Институт начинает так же доставлять проблемы. Наступил месяц Восхода Луниэль. Мазрим Тайм спасает людей от разбойников, Алистер возвращается в столицу, а маги школы воды устраняют массивный пожар в доках. События, на время облегчающие ведение дел в столице – народ немного расслабился. Из-за полученной Алистером информации, командование принимает решение отбить Диллерим, однако операция проваливается. В столице же из-за очередных магических воздействий вновь возникло немереное количество нежити. Сражаться с ними пришлось всем и вся, особо не разбираясь в друзьях и врагах. Если ты живой, то уже хорошо. После победы в сражении у Храма Семерых великих Богов, Борн проследовал с командующими противоборствующих фракций на центральную площадь. Там он стал свидетелем смены власти – либералы теперь встали у руля. Начальник гвардии был сломлен вестью о том, что не осталось более монарха, который сможет вести страну за собой. Не желая умирать, он, как и большинство офицеров Драгомира, в ближайшем будущем присягнул на верность республиканскому Сенату.

Целый год проходит в Драгомире относительно спокойно. Сенат во главе с Мазримом Таймом возвращает страну к жизни, однако тратит на то большое количество ресурсов. Борн с течением времени, не смотря на положительные действия Тайма, всё больше разочаровывается в нынешнем правительстве, так как никто из Сената совершенно не считается с великими Богами. Хоть религия сильно распространена на территории Драгомира, церковь переживает не самые лучшие времена. Выбираемые людьми представители в сенат совершенно точно не являются божьими посланниками. Они ныне правят по прихоти людей, и этот факт не даёт капитану покоя. Однако он, поглощённый переживаниями и видящий в правительстве лишь богохульников и безбожников, продолжает смиренно исполнять свои обязанности, не рискуя вставать наперекор Мазриму, ибо тот ясно дал понять, что будет, если кто-то не согласен с его вариантом правления.

Наступил очередной месяц Царствования Фионы, уже 715 года. Началась шумиха в Институте Магии. Краем уха Ярмс слышал, что маги стали более активными, но в их дела не лез, пока они не доставляли проблем в сферах, находящихся под юрисдикцией гвардии. Послы из Лоберрии, прибывшие для расследования, были атакованы неизвестными, обозначившими лишь информацию об организации «синдикат». Не успел даже начальник гвардии увеличить частоту и качество патрулирования, как случилось непредвиденное – Мазрим Тайм был убит в храме Семерых Великих Богов. Подобное событие вновь спровоцировало волнения, и в тоже время Борн осознал, что стал слишком мягок и безмятежен. В любом случае в его обязанности входила защита всего населения столицы от любых недоброжелателей. И вдруг Верховного Канцлера убивают прямо в самом главном храме страны. Этот случай позволил капитану взять себя в руки и гораздо более серьёзно сосредоточиться на своих обязанностях. Мелкие грабежи и разбои начали возникать там и тут, однако зачастую в докладах было указано, что виновники происшествий скрылись, а улик не было найдено. Охрана города была усилена, но новая напасть навалилась, а если быть точнее – пролилась на город. Из-за прорванной на севере платины в город хлынуло огромное количество воды, в связи с чем пришлось заниматься этим вопросом с срочном порядке. Эвакуация прошла вполне удачно, если рассматривать такие экстренные обстоятельства, однако общий положительный исход был испорчен действиями магов, у которых по определённым причинам не удалось спасти значительную часть населения. Благо разъярённая толпа ими же и была усмирена.

То тёмные эльфы, теперь – змеелюды. Одно хлеще другого. Известия о существовании змеелюдов где-то глубоко под землёй лично для Ярмса не сулили ничего хорошего. Честно говоря, он уже даже удивляться подобным поворотам перестал. Все эти происшествия, произошедшие со времени его назначения, несли за собой лишь только беды и смерти. И в очередной раз, когда было назначено грандиозное празднество – свадьба Силиции Равэн и графа Эрейта, рухнул мост, что должен был быть торжественно открыт в этот день и гордо носить имя Верховного Канцлера. Быстро стало ясно: это намеренный взрыв, а не недосмотр архитекторов или что-то подобное. В правительстве и Интституте плелись интриги, а из-за них в городе продолжались беспорядки. Произошло происшествие в кузнице, от чего люди с ближайших домов испугались полтергейста и перебрались в соседние районы. То и дело вспыхивали очаги сражений, уже больше похожи на личностное решение проблем. В определённый момент сразу несколько точек были поражены магами, от чего гвардия оказалась отвлечена, а колдуны взяли буквально всё в свои руки. В пылу сражения в республиканском замке, Ярмса, как и всех остальных, судя по их виду, пронзил божественный глас, пронесшийся сквозь пространство через сердца всех людей страны. Вера вновь воспылала в сердце Дуболома ярким пожарищем, вселяя надежду в возвращение верований богов в политику государства, а так же давая силы для подавления восстания.

Не без труда, но волнения магов были устранены. Определённая часть была убита, но большая часть скрылась. Теперь их точно стоило опасаться, потому Стефан Эретайн подписал несколько приказов о розыске «преступников» и наделил всех представителей правопорядка полномочиями в их поимке или устранении. Так же ввёл комендантский час и ещё несколько вещей для более тщательного контроля над городом. После почти двух месяцев поисков магов, гвардия не добилась совершенно ничего, ровно как и тайная канцелярия. Однако, после Божьего голоса, процитировавшего священно писание, в стране начало возвращаться влияние церкви. Время от времени до Борна доходили слухи о так называемом «теократическом» движении, основанном непосредственно на вере. Такое явление не могло его не радовать. В какой-то день, толи по воле случая, то ли Боги так наказали: военный встречается с Риеннон Хелдер в одном из коридоров республиканского замка. Между ними завязывается лёгкий, ни к чему не принуждающий разговор, в котором без какой-либо конкретики и даже названий, девушка говорит о теократизме и важности веры в тех условиях, в которые все мы были поставлены.
Как они встретились, так и разошлись, однако Борн остался под большим впечатлением от слов Риеннон. Она ведь слышала и чувствовала то же самое в тот день смуты чародеев?! Быть может, она заглядывает гораздо дальше в перспективное будущее?..

IX. Способности
- Невероятно физически силён, очень вынослив;
- Имеет врождённую повышенную регенерацию (ничего сверхъестественного­: банально быстрее приходит в норму, нежели среднестатистически­е люди);
- Так же имеет повышенное ментальное сопротивление;
- Выбросы адреналина оказывают усиленное влияние на организм;
- Предрасположенность­ю к магии НЕ обладает от слова АБСОЛЮТНО;
- Умеет держаться в седле, однако далеко не каждая лошадь может выдержать подобный вес, потому временами неуклюж;
- Искусно владеет своим основным вооружением (двуручная секира/клювовидный атакующий щит);
- В сражении может пользоваться всеми подручными средствами, обычно не особо разбираясь в технике;
- Из-за высокого болевого порога часто не замечает получаемых трав, которые без необходимой медобработки впоследствии дают о себе знать. Из-за этого, даже не смотря на физические качества, является частым клиентом лазарета;
- Не пользуется стрелковым оружием;
- С такой массой не имеет возможности долго или быстро бегать, без доспехов только на совсем небольшие дистанции;
- В виду своей должности отлично знаком с военным делом как таковым;
- Хорошо знает кузнечное дело, но в нынешнее время практически не пользуется накопленными знаниями и умениями;
- Из-за обострённого интереса к религии хорошо обучился грамоте: письму и чтению;
- Знает правила этикета, но пренебрегает ими;
- Обладает навыком первой помощи;
- Неплохо готовит грубую походную пищу.
X. Тема пробной игры
.
11:45 дп cкaзoчник . 07:48:55
Михаил Салтыков-Щедрин
"Музыка"


Я помню вечер - ты играла,
Я звукам с ужасом внимал,
Луна кровавая мерцала -
И мрачен был старинный зал...
Твой мертвый лик, твои страданья,
Могильный блеск твоих очей,
И уст холодное дыханье,
И трепетание грудей-
Все мрачный холод навевало.
Играла ты... я весь дрожал,
А эхо звуки повторяло,
И страшен был старинный зал...
Играй, играй: пускай терзанье
Наполнит душу мне тоской,
Моя любовь живет страданьем,
И страшен ей покой!


Категории: Стихи
Вчера — четверг, 16 августа 2018 г.
Милая зараза - Репетитор-киллер Реборн, Баскетбол Куроко. Rony Key 16:34:13
- Бел-семпа~й, а вы знаете, что при~нцы - вымира~ющий вид? А принцы-потрошители - причи~на, по которой этот вид исчеза~ет? - задумчиво тянет Фран, ловко уворачиваясь от тройки стилетов.

- Ши-ши-ши... Тупая лягушка. Да когда же ты подохнешь? - зло шипит блондин, искренне недовольный тем, что так и не смог попасть по юркой девушке.

- А принцы разве могут руга~ться? Ах, как я могла забы~ть... Вы же - не~допринц...

- Сдохни!

- Споко~йнее, Бел-семпа~й. Не волну~йтесь. Нервные кле~тки та~к про~сто не восстана~вливаются.­.. - снова тянет девушка, задумчиво проследив за пролетевшими мимо стилетами. - Ва~ши но~жики опя~ть потеря~ются...

Итак по несколько раз в день. Конечно, иллюзионистка обладала поистине неисчерпаемым запасом шуток, которые неимоверно бесили окружающих. А еще ее извечный покерфейс, который выводил из себя окружающих гораздо больше, чем ее слова. Но даже ее это уже начало порядком утомлять.

В принципе, Фран уже давно стала подумывать о том, что ей стоит устроить себе отпуск. Мало того, что Бел-семпай пристал, как банный лист, и все время швыряется ножиками, так еще и Куроко неожиданно пропал из виду. А этого иллюзионистка стерпеть не смогла.

Старший любимый брат - Куроко Тецуя был обычным школьником и неплохим баскетболистом, получившим прозвище "Шестой призрачный игрок". Это одно уже вызывало восхищение у сестры, пусть и не родной, а приемной. Но вот то, что он еще и умел с абсолютно не читаемым лицом сказать правду (и при этом не огрести) - дорогого стоит. Лично у Фран пока так не получалось.

Но это не значит, что девушка не старалась. Правда, на ее правду ее почему-то постоянно пытались прибить. Ну или хотя бы пронзить ножиками (Бел-семпай в особенности). Видимо, правда - горькая штука, которая не всем по нраву. А может их раздражало ее вечно безэмоциональное лицо, которое она копировала у любимого братишки.

Самое смешное то, что Куроко знал, чем промышляет его сестренка и в восторге не был от слова совсем - негоже девочке находиться на передовой и рисковать своей жизнью, пусть та и прикрыта иллюзиями. Но ни у него, ни у нее никто не спросил, а просто нагло утащили ее обучаться. И дело с концом. С тех пор они не виделись, а ведь уже три года прошло. Хотя созванивались регулярно.

Парень рассказывал, что поступил в среднюю "Тейко", что вступил в баскетбольную команду и как у него происходят тренировки с так называемым Поколением чудес. И, если честно, Фран захотелось посмотреть на тех, о ком братишка рассказывает с таким восхищением. Тем более, Бел-семпай достал ее окончательно, когда недавно умудрился порвать ее любимый плащ! А остальные мало того, что не помогли, так еще и поржали!

Девушка промолчала, но затаила обиду. Ну не стоило этим мужланам забывать, что девушки - существа мстительные. Особенно, если у них ПМС. А Фран хоть обычно и ведет себя как парень, но она - все же существо слабого пола.

Так что на следующее утро особняк Варии встречала пустая комната девушки и записка:

Я уехала к са~мому-са~мому лучшему человеку на земле~! Всем не сдо~хнуть, пока меня не~т. Впро~чем, я и обра~тному результа~ту бу~ду ра~да. И, да~... Бел-семпа~й, найди~те другу~ю мише~нь, а то ва~ши но~жики сно~ва слома~ются... Или потеря~ются.



Думаю не стоит сообщать, как Бел-семпай был "счастлив". В одно мгновение ему очень-очень захотелось отправиться за этой мелкой доставучей заразой и приволочь ее обратно. А еще, желательно, убить предмет восхищения лягушки. Еще чего не хватало, чтобы кохай восхищался кем-то другим!

В это время Фран уже спокойно топала по Токио, направляясь в сторону средней школы "Тейко". Топографическим кретинизмом она не страдала, так что заблудиться не боялась. Иллюзионистка довольно хмыкнула, стоило ей представить ошалевшие рожи капитанов Варии. Она даже будто наяву услышала недовольное громкое "ВРООООЙ!!!" Скуало, который, наверняка, постарается смахуть свое раздражение на ком-нибудь из окружающих.

Девушка бесшумной тенью прошмыгнула мимо довольно-таки большой толпы школьниц, которые с восторженными ахами окружили высокого блондина. Вообще, он был ничего такой - симпатичный. Но у Фран с блондинами не складывалось совершенно, а Бел - вообще дополнительный стимул, чтобы держаться от них как можно дальше. Еще одного психа нервная система лягушки не выдержит. Хотя тут скорее - нервная система окружающих.

Куроко, как девушка и предпологала, нашелся в баскетбольном зале. По мимо него тут еще были четыре парня с разноцветными волосами и девушка, недовольно что-то выговаривающая синеволосому мулату. Вообще, синий цвет - вызывал у иллюзионистки стойкую неприязнь (Мукуро был откровенно странной личностью, с которой девушка пересекаться не хотела в принципе. Но раз уж он ее учитель... Можно и потерпеть).

- Куро-нии... Я сбежа~ла от этих сади~стов... - тянет Фран, лениво приподнимая руку и помахиваю ею в воздухе. Кажется, ее неожиданное появление довольно сильно напугало окружающих - вон как вздрогнули. Тецуя на это лишь покачал головой - поживи с любым иллюзионистом под крышей больше двух лет и не такому перестанешь удивляться. - У меня пока о~тпуск... Пра~вда, я об э~том никому не сказа~ла... Как думаешь, они будут си~льно зли~ться?

- Определенно. Сними уже эту дурацкую шапку. - Куроко как всегда говорит коротко и по существу. Видимо, он уже успел заметить абсолютно круглые глаза друзей, рассматривающих огромную черную шапку в виде головы лягушки.

- Бел-семпа~й сказал, что он меня препари~рует, если я это сде~лаю... - лениво тянет Фран, но послушно шевелит пальцами и шапка растворяется, вызвав легкий удивленный вздох. - А я не хочу~ напомина~ть ка~ктус.

- Я его сам препарирую. - Лицо братика как всегда не выражает ни единой эмоции. Впрочем, это не может обмануть девушку - его с головой выдает внимательный цепкий взгляд, обещающий сильные неприятности этому самому Белу. Кто сказал, что если один ребенок в мафии, то и другой с ней не связан? - Ты почему вообще здесь, а не... там?

Нет, в принципе баскетболист не является киллером или мафиози, но, если нужно, защитить и себя, и младшую сестру сможет. А фантазия у него еще более богатая чем у Бела - Фран сравнивала и, что удивительно, сравнение было не в пользу принца-патрошителя.­ А это говорило о многом.

- Бел-семпа~й сказал мне исче~знуть... Я вы~полнила просьбу не~допри~нца... Интере~сно, он теперь меня убье~т? - выражение лица девушки не изменилось ни на дюйм. Видимо, ее особо не пугало все происходящее. - Я остановлюсь у тебя... Мне пока не~куда идти...

- Какая мелкая. Раздавлю. - к Фран подошел какой-то высокий гигант с фиолетовыми волосами и навис сверху. Иллюзионистка безразлично посмотрела на него:

- Ты так мно~го ешь... Поче~му ты все еще не то~лстый? А ты зна~ешь, что есть много сладкого опа~сно для здоро~вья? Са~харный диабе~т, га~стрит, диаре~я, несваре~ние, крова~вая рво~та, дово~льно нелицеприя~тная смерть, не та~к ли? - уточнила девушка и, под ошалелыми взглядами растворилась в воздухе, а потом неожиданно оказалась рядом с дверью. - Если бы я сейча~с напа~ла, то ты уже был бы ме~ртв...

- Не пугай их, Фран. - Хмыкнул Куроко. - Давай-ка я лучше вас друг другу представлю. Это Фран Куроко - моя младшая приемная сестренка. Голову оторву любому, кто ее обидит. - Впрочем, баскетболист благоразумно не стал добавлять, что во-первых, девушка с этим и сама прекрасно справится. А во-вторых, есть уже один индивид, чью прерагативу парень отнимать не намерен. - Теперь вы. Это Момои Сацуки, Мидорима Шинтаро, Акаши Сейджуро, Аомине Дайки и Мурасакибара Ацуши.

- Краси~вая... А гру~дь обяза~тельно так обтя~гивать? Не тяжело~ дыша~ть? - Момои покраснела как помидор и резко отвернулась. Кажется, от такой наглости она не знала, что тут можно сказать.

- Ма~льчик-е~лочка, поме~шанный на талисма~нах. Ми~ло. - Мидорима недовольно нахмурился и поправил очки.

- Везе~т мне ка~к-то на пси~хов. Ра~ньше я зна~ла только при~нца-потроши~тел­я, а тепе~рь у меня~ в знако~мых еще и импера~тор с раздвое~нием ли~чности. А я вро~де бы не пропи~сывалась в дурдо~ме. - Рука Акаши сама потянулась к ножницам. - Бесполе~зно... Я ведь все равно~ уверну~сь... Тем бо~лее вам далеко~ до Бел-семпа~я.

- Ты похо~ж на кота... Та~к же только спи~шь да жре~шь... Не тяжело~? - Аомине бросил предостерегающий взгляд на Фран, но та его успешно проигнорировала.

- Ма~льчику со сла~достями я уже~ все сказа~ла. Но поверь моему о~пыту... Это дово~льно неприя~тная сме~рть. В моей пра~ктике быва~ло вся~кое. - Ацуши покосился на пачку чипсов в своей руке и - О ЧУДО! - отложил ее в сторону.

- А теперь ты что будешь делать? - задумчиво спросила Куроко, когда они с сестрой возвращались с тренировки домой. Та пожала плечами и задумчиво прикусила губу:

- Прятаться от Бел-семпая. - в присутствие брата девушка всегда говорила нормально. Все же, это почти единственный человек, которого ей не хочется бесить. - Он наверняка будет ОЧЕНЬ зол... Не удивлюсь, если вскоре заявится сюда за мной...

- Так дорожит тобой? - в голосе Тецуи прозвенела насмешка. В это мало верилось. Вернее, верилось-то хорошо (особенно по рассказам Фран), но сама иллюзионистка почему-то считала, что блондин ее искренне ненавидит. Сам же Куроко изредка думал, что поведение Бельфегора сильно напоминает ученика начальной школы, который старается привлечь внимание понравившейся девочки через дерганье за косички и удары тряпкой.

Правда, мафия - не школа. Вот и ухаживания тут довольно-таки специфические. Ножики да различные другие колюще-режущие предметы. А сама Фран ни сном, ни духом! И ведь даже не подумает, зараза! Или это такая защитная реакция?

- Нет. Просто Бел-семпай довольно-таки эгоцентричен, а значит все должно вертеться вокруг него. А я, как ты понял, вышла из его "вселенной". Вот он и явится устранять проблему и возвращать блудную "планету".

- Ну, посмотрим. - хмыкает Куроко, ловко притягивая младшую сестру к себе за талию. Посмотрит он на этого... ухажера. И, может быть, даже разрешит ему ухаживать за иллюзионисткой, если Бел ему понравится, конечно.

Все же, каким бы Куроко слабаком не выглядел, но он далеко не так беспомощен, как думают окружающие. А уж защитить любимую семью парень сумеет. Главное, чтобы про это не пронюхала Фран. А то ведь и присоединиться захочет. А как ему объяснить младшему офицеру Варии, что для него это слишком опасно?

Верно, никак. Таких самоубийц пока еще нет. Потому что девушка наверняка сделает все назло - из чистой вредности и чувства противоречия.

­­

Музыка Босс теперь он
Настроение: интересное
Хочется: веселья.
Категории: Мои фанфики
страна возможностей Алик Вождьшкольников 11:04:48
прочитать короткую книжку про обычную жизнь в нашей стране и расплакаться от осознания того, что "лучшие из людей" у нас влекут жалкое существование
можно бесконечно романтизировать бедные студенческие годы, но на деле это такая тоска, такой страх, такая глубокая безнадега, что ком подступает к горлу, когда, читая рассуждения главного героя, понимаешь, что ваши мысли схожи, что тебя вполне может ждать то же самое, такая же нестабильная сука-жизнь, с бесконечным распылением себя, бесконечным поиском "своего пути", гнетущим разочарованием и иллюзорной надеждой на то, что ты все-таки замечательный человек, которого просто недопоняли, и, в ближайшее время, ну или чуть-чуть попозже, вот только чуточку потерпеть, и все сделается само собой, и не абы как, а осмысленно и правильно, и будешь ты на своем месте, и будешь ты счастлив
а где это место
а зачем
а что
хуй с ним
хочу почитать теперь алехина этого

Категории: Я опять ебнулась и пишу на беон как 8 лет назад
МИФОЛОГИЯ МЕКСИКИ Льюис Спенс ::: Мифы инков и майя камышинка2 03:07:27
Религия древних мексиканцев представляла собой политеизм, или поклонение пантеону богов, который в общем виде был схож с греческим и египетским. Однако местные влияния были сильны, и они особенно заметны в обычае ритуального каннибализма и человеческого жертвоприношения. Необычное сходство с практикой, характерной для христианства, было обнаружено в мифологии ацтеков испанскими конкистадорами,

Камень Солнца
Ацтеки, или астеки — индейский народ в центральной Мексике. Численность современных науа, как ещё называют ацтеков, - свыше 1,5 млн человек. Цивилизация ацтеков (XIV—XVI века) обладала богатой мифологией и культурным наследием. Столицей империи ацтеков был город Теночтитлан, расположенный на озере Тескоко, там, где сейчас располагается город Мехико.
На народном языке ацтеков науатль слово «ацтек» означает буквально «некто из Ацтлана», мифического места, расположенного где-то на севере. Современное использование слова «ацтеки» как термина, объединяющего народы, связанные торговлей, обычаями, религией и языком, было предложено Александром фон Гумбольдтом и мексиканскими учеными XIX века как средство отличать современных им мексиканцев от коренного индейского населения.

Сами ацтеки называли себя «мешика», или «теночка» и «тлальтелолька» — в зависимости от города происхождения (Теночтитлан, Тлателолько). Что касается происхождения слова «мешика» (аст. mxihcah, от которого происходит слово «Мексика»), то высказываются весьма различные версии его этимологии: слово «Солнце» в языке науатль, имя вождя ацтеков Мешитли (Мекситли, Мекштли), тип водоросли, произрастающей в озере Тескоко. Самый известный переводчик с языка науатль, Мигель Леон-Портилья (исп. Miguel Len-Portilla), утверждает, что это слово означает «середина луны» — от слов metztli (Мекстли, Мецтли, Мештли, Метчтли — Луна) и xictli (середина). Самоназвание «теночки», возможно, происходит от имени Теноча — ещё одного легендарного правителя.

Испанцы — романский народ, населяющий большую часть Пиренейского полуострова. Являются потомками иберо-римлян, включивших германский (вестготы и свевы) и арабо-мавританский (мавры) элементы. Говорят на испанском (кастильском), арагонском, и астурийском языках. Численность испанцев в мире составляет около 47 млн чел. В самой Испании — более 38 млн чел. Остальные живут в странах Западной Европы, в Америке, Африке.
В XVIII—ХІХ веках в России слово «испанец» часто произносилось как «гишпанец».
Потомки испанцев также представлены среди сотен миллионов человек в испаноязычных нациях Латинской Америки, а также на Филиппинах.

Конкистадор (архаизм конквистадор, исп. conquistador — завоеватель) — в период конца XV — XVI веков испанский или португальский завоеватель территорий Нового Света в эпоху колонизации Америки, участник конкисты — завоевания Америки. Лидеры конкистадоров-перво­проходцев именовались аделантадо. По мнению мексиканского историка Хосе Дурана «Вполне понятно, что конкисту совершили немногие тысячи воинов, их было, может, тысяч десять», а аргентинский историк Руджьери Романо оценивает численность конкистадоров максимум в 4-5 тысяч человек
Как правило, конкистадорами являлись обедневшие испанские рыцари (то есть идальго и кабальеро). Основными факторами, послужившими их появлению, современная историческая наука называет следующие: окончание Реконкисты, политические и экономические устремления испанской короны (в поздний период Конкисты), объединение дворянства и, главное, открытие новых земель, требовавших освоения.

Немаловажную роль сыграло то, что вдали от Европы испанец становился свободным как от королевской власти (например, ситуация с выплатами в пользу короны в начале XVI в.), так и от церковной.

Одной из их целей был поиск и захват новых земель и богатств в неизвестном мире. Конкистадорами было предпринято достаточно большое количество экспедиций и походов на территории Нового Света. Финансирование велось в основном на свои собственные средства кабальерос практически без поддержки, а зачастую и вопреки желаниям испанского королевского двора.
Коренным и основным преимуществом было наличие закованной в броню рыцарской кавалерии и огнестрельного оружия, что позволяло конкистадорам проводить успешные атаки на индейские поселения, причём местное население испытывало панический страх при виде лошадей и всадников, считая последних вообще единым целым существом. Завоевательные походы испанских конкистадоров включали кампании в Гватемале, Перу, Тауантинсуйу, Колумбии, Чили, Гондурасе и на побережье Тихого океана.
К числу наиболее известных предводителей конкистадоров относят Эрнана Кортеса (Мексика), Франсиско Эрнандеса де Кордова (побережье Юкатана), Франсиско де Монтехо (Юкатан в целом), Хуана де Грихальву (Мексика), Франсиско Писарро (Тауантинсуйу), Диего де Альмагро (Панамский перешеек, Перу и Чили), Васко Нуньеса де Бальбоа (Тихоокеанское побережье Южной Америки), Франсиско де Орельяна (бассейн Амазонки), Диего Веласкеса де Куэльяра (Куба), Педро де Вальдивию (Чили), Педро Альварадо (Центральная Америка), Гонсало Хименеса де Кесаду (Колумбия), Эрнандо де Сото (Миссисипи).

Тецкатлипока в роли Вестника Смерти
Тецкатлипока был гораздо больше, чем просто олицетворение ветра, и если его считали богом, дающим жизнь, то у него также была власть и уничтожать ее. На самом деле он иногда оказывается безжалостным посланцем смерти, и в таком качестве его величали Нецауальпилли (Голодный вождь) и Яоцин (Враг).

Тецкатлипоку обычно изображали с дротиком в правой руке, вложенным в atlatl (копьеметалка), с зеркальным щитом и четырьмя дополнительными дротиками в левой руке. Щит — это символ его судебной власти над человечеством как поборника справедливости среди людей.

Ацтеки изображали Тецкатлипоку мчащимся по дорогам в поисках людей, на которых можно обрушить свой гнев, подобно ночному ветру, который несется по пустынным дорогам более стремительно, чем днем. И действительно, одно из его имен Йоалли Ээкатль означает «Ночной ветер». Вдоль дорог специально для него расставляли каменные скамьи, своей формой напоминающие те, которые делались для сановников мексиканских городов, чтобы на них он мог отдохнуть после своих стремительных путешествий. Эти скамьи были скрыты зелеными ветвями, под которыми должен был прятаться бог в ожидании своих жертв. Но если один из схваченных им людей побеждал его в борьбе, то он мог просить все, что захочет, и быть уверенным, что божество исполнит свое обещание незамедлительно.

Считалось, что Тецкатлипока привел народ науа, а особенно народ Тецкоко, из северных краев в долину Мехико. Но он не был просто местным божком Тецкоко, его культ широко распространялся по всей стране. Высокое положение в мексиканском пантеоне завоевало ему особое почитание как бога судьбы и удачи. Место в качестве главы пантеона науа дало ему много черт, которые были изначально чужды его характеру. Страх и желание возвеличить своего богапокровителя будет побуждать приверженцев культа этого могущественного бога наделять его любыми или всеми качествами, так что нет ничего удивительного в том, что Тецкатлипока превратился в нагромождение всевозможных свойств, человеческих или божественных, когда мы вспоминаем о главенствующем положении, которое он занимал в мексиканской мифологии. Каста его жрецов значительно превосходила в могуществе, в широте и активности своей пропаганды жрецов других мексиканских божеств. Ей приписывают изобретение многих цивилизованных обычаев, и совершенно ясно, что жрецам почти удалось сделать его культ всеобщим, как это уже было показано. Другим богам поклонялись с какойнибудь особой целью, но поклонение Тецкатлипоке считалось обязательным и в какойто степени гарантией от уничтожения вселенной, той катастрофы, которая, как верили науа, может произойти при его содействии. Он был известен как Моненеке (Требующий молитв), а на некоторых его изображениях видно золотое ухо, выглядывающее из его волос, к которому тянутся вверх маленькие золотые язычки, обращающиеся к нему с молитвой. Во времена общенациональной опасности, мора или голода все обращались с молитвами к Тецкатлипоке. Главы общин направлялись к его teocalli (хрампирамида) в сопровождении толпы народа, и все вместе искренне молились о его скорейшем вмешательстве. Дошедшие до наших дней молитвы, обращенные к Тецкатлипоке, доказывают, что древние мексиканцы безоглядно верили в то, что он обладает властью даровать жизнь и смерть; и многие из них сформулированы в самых жалобных выражениях.

Праздник Теотлеко
Главенствующее положение, которое занимал Тецкатлипока в религии мексиканцев, хорошо иллюстрирует праздник Теотлеко (Пришествие богов), который полностью описан Саагуном в рассказах о мексиканских праздниках. Другой особенностью, связанной с его культом, было то, что он являлся одним из немногих мексиканских богов, которые имели отношение к искуплению грехов. Науа изображали грех в виде экскрементов, и в различных манускриптах Тецкатлипоку изображают в виде индюка, которому приносят жертвоприношение нечистотами.

О празднике Теотлеко Саагун пишет: «Когда наступал двенадцатый месяц, проводили праздник в честь всех богов, которые, как говорили, ушли в какуюто страну, местонахождение которой мне неизвестно. В последний день месяца проводили еще более пышный праздник, потому что боги возвратились. На пятнадцатый день этого месяца мальчики и служители украшали все алтари или молельни богов ветками, а также те алтари, которые находились в домах, и изображения богов, стоящие на обочинах дорог и на перекрестках. За эту работу они получали плату кукурузой. Некоторые получали полные корзины, а другие — всего лишь несколько початков. На восемнадцатый день появлялся вечно молодой бог Тламацинкатль, или Титлакауан. Говорили, что он хороший ходок и всегда приходит первым, потому что силен и молод. В ту же ночь в его храме ему делались жертвоприношения пищей. Все пили, ели и веселились. Старики особенно праздновали приход этого бога и пили вино; утверждают, что этими возлияниями ему омывали ноги. Последний день месяца был отмечен большим праздником, потому что все верили, что в это время возвращаются все боги. В предшествующую ночь на коврике замешивали тесто, так как считалось, что в знак своего возвращения боги оставят на нем отпечаток ступни. Главный служитель всю ночь следил, расхаживая взадвперед, появится ли отпечаток. Когда он, наконец, видел его, он кричал: „Хозяин пришел!“ — и тут же храмовые жрецы начинали трубить в рожки, трубы и другие музыкальные инструменты. Услышав эти звуки, все принимались делать жертвоприношения пищей во всех храмах». На следующий день должны были прибыть пожилые боги, и молодые люди, переодетые в чудовищ, швыряли жертв в огромный жертвенный костер.

Праздник Тошкатль
Самым замечательным праздником, связанным с Тецкатлипокой, был Тошкатль, проводившийся в пятом месяце. В день этого праздника убивали юношу, которого в течение целого года тщательно готовили к роли жертвы.

Его выбирали из числа лучших военнопленных этого года, и у него на теле не должно было быть ни одного изъяна или пятнышка. Он присваивал имя, одеяние и атрибуты самого Тецкатлипоки, и все население относилось к нему с благоговейным страхом, так как он считался представителем этого божества на земле. Днем он отдыхал и осмеливался выходить на улицу только ночью, вооруженный дротиком и щитом бога, чтобы рыскать по дорогам. Это, конечно, символизировало перемещения богаветра по ночным магистралям. У него также был свисток, как у бога, и с его помощью он устраивал такой шум, какой производит таинственный ночной ветер, когда летит по улицам. К его рукам и ногам были привязаны небольшие колокольчики. За ним следовала вереница слуг, а через определенные промежутки времени он отдыхал на каменных скамьях, которые ставили у дорог для удобства Тецкатлипоки. В течение этого года его сочетали браком с четырьмя прекрасными девушками высокого происхождения, с которыми он проводил время во всевозможных развлечениях. Его угощали на застольях знати как земного представителя Тецкатлипоки, а его последние дни представляли собой один бесконечный круг праздников и развлечений. Наконец, наступал роковой день, когда его должны были принести в жертву. По достижении вершины жертву принимал верховный жрец, который быстро воссоединял ее с богом, им изображаемым, вырывая на жертвенном камне из груди его сердце.


В американской мифологии змея тесно связана с птицей. Так, имя бога Кецалькоатля можно перевести как «Пернатый змей», и можно привести еще много похожих случаев, когда образ птицы был объединен с образом змеи. Уицилопочтли, без сомнения, один из них. Мы можем рассматривать его как бога, первоначальная идея которого возникла из образа змеи, символа военной мудрости и мощи, символа воинского дротика или копья, и колибри, вестника лета, того времени года, когда бог змей или молний властвует над урожаем.

Уицилопочтли обычно изображали с развевающимся плюмажем из перьев колибри на голове. Его лицо, руки и ноги были раскрашены голубыми полосами, а в правой руке он нес четыре дротика. В левой руке у него был щит, на котором имелось пять пучков перьев, расположенных в шахматном порядке. Щит был сделан из тростника, покрытого орлиными перьями. Копье, которым он размахивал, также имело наконечник в виде пучка перьев вместо кремня. Такое оружие давали в руки тем, кто, став пленниками, участвовали в сражении перед жертвоприношением, так как, по разумению ацтеков, Уицилопочтли символизировал смерть воина на камне после гладиаторского боя. Как уже говорилось, Уицилопочтли был богом войны у ацтеков, и считалось, что он привел их на место будущего Мехико с их родины на севере. Город Мехико получил название от одного из своих районов, который носил одно из имен Уицилопочтли — Мешитли (Заяц из алоэ).



Главный праздник в честь Уицилопочтли был Тошкатль, который проводился сразу же после праздника Тошкатль Тецкатлипоки. Они были очень похожи. Праздники в честь Уицилопочтли проводились в мае и декабре, когда главный жрец пронзал стрелой его изображение, сделанное из теста, замешанного на крови принесенных в жертву детей, — акт, означавший смерть Уицилопочтли до той поры, пока он не воскреснет в следующем году.

Странно, но когда вспоминают об абсолютном главенстве Тецкатлипоки, то главным жрецом среди мексиканских жрецов считают главного жреца Уицилопочтли, мешикатля теоуацина. Жрецы Уицилопочтли занимали свою должность по праву происхождения, и их глава требовал абсолютного повиновения от жрецов всех других богов и считался вторым по могуществу и власти после самого монарха.

Тлалок, бог дождя
Тлалок был богом дождя и влаги. В такой стране, как Мексика, где богатство или скудость урожая полностью зависит от количества дождей, он был, как это легко предположить, очень важным божеством. Считалось, что его дом находится в горах, окружающих долину Мехико, так как они были источником местных дождей, а популярность подтверждается тем, что его скульптурные изображения встречаются чаще, чем изображения какихлибо других мексиканских богов. Обычно он изображается в полулежащем положении с приподнятой на локтях верхней частью туловища и полусогнутыми коленями, вероятно, для того, чтобы изобразить гористый характер местности, откуда идет дождь. Он был супругом Чалчиуитликуэ (Изумрудной госпожи), которая родила ему многочисленное потомство Тлалоков (Облаков). Многие изображающие его фигуры были вырезаны из зеленого камня под названием чалчиуитль (жадеит), чтобы показать цвет воды, а некоторые из них изображают его держащим золотую змею, олицетворяющую молнию, так как богов воды часто отождествляют с грохотом, который висит над горами и сопровождает сильный дождь. Тлалок, как и его прототип, бог народа киче Уракан, проявлял себя в трех видах: во вспышке молнии, в ударе молнии и в громе. И хотя его изображение всегда было повернуто лицом на восток, откуда, как полагали, он был родом, ему поклонялись как богу, обитающему во всех сторонах света, на каждой горной вершине. Когда задували несущие дождь ветры, цвета четырех сторон света на компасе: желтый, зеленый, красный и голубой — входили в цветовую гамму его наряда, которую также пересекали серебряные прожилки, изображавшие горные потоки. Перед его идолом обычно ставили сосуд, наполненный зерном всех видов, что должно было символизировать произрастание, которое, как все надеялись, принесет плоды. Он обитал в водяном раю под названием Тлалокан (Страна Тлалока), где царило изобилие плодов, где в вечном блаженстве жили утопленники, те, кого ударила молния, а также умершие от водянки. Те простолюдины, которые умерли другой смертью, шли в темное обиталище Миктлана, всепожирающего темного Властелина Смерти.

В местных рукописях Тлалока обычно рисуют с темным цветом кожи, большими круглыми глазами, рядом клыков и с угловатой голубой полоской над губами, загибающейся книзу и закручивающейся вверх на концах. Эта последняя деталь, вероятно, развилась из первоначального сплетения двух змей, чьи пасти с длинными клыками в верхней челюсти сходились у середины верхней губы. Помимо того что змея является символом молнии в мифологиях многих американских народов, она также символизирует и воду, олицетворением которой являются ее волнообразные движения.

Ежегодно в жертву Тлалоку приносили много детей и девушек. Если дети плакали, это считалось счастливым знаком дождливого сезона. Главным его праздником был Эцалькуалицтли (Когда едят пищу из бобов), который проводили приблизительно 13 мая, так как гдето к этому времени обычно уже начинался сезон дождей. Другой праздник в его честь, Куауитлеуа, начинал мексиканский год 2 февраля. Во время первого праздника жрецы Тлалока ныряли в озеро, подражая звукам и движениям лягушек, которые, как водные обитатели, были под особой защитой этого бога. Его жену, Чалчиутликуэ, часто изображали в виде небольшой лягушки.

Жертвоприношения Тлалоку
В определенных местах в горах, где Тлалоку посвящались искусственно созданные водоемы, совершались человеческие жертвоприношения. В их окрестностях располагались кладбища, и приношения богу хоронили рядом с местом погребения тел жертв, убитых в его честь. Его статуя стояла на самой высокой горе в Тецкоко, и один древний автор упоминает, что ежегодно в различных местах ему в жертву приносили пятерых или шестерых детей; у них вырывали из груди сердца, а останки хоронили. Горы Попокатепетль и Теокуинани считались его особыми резиденциями, и на вершине последней был построен храм, в котором стояло его изображение, вырезанное из зеленого камня.

Индейцы науа верили, что постоянное производство пищи и дождя вызывало у богов, чьим долгом было делать это, истощение. Это они пытались предотвратить, боясь, что если им не удастся сделать это, то боги умрут. Так, они предоставляли им время для отдыха и восстановления сил, а раз в восемь лет проводили праздник под названием Атамалькуалицтли (пост, когда едят кашу и пьют воду), во время которого каждый индеец науа возвращался на некоторое время к первобытной жизни. Одетые в костюмы, изображающие разнообразных представителей животного мира и птиц, и подражая звукам, издаваемым теми созданиями, которых они олицетворяли, люди плясали вокруг teocalli Тлалока с целью отвлечь и развлечь его после трудов по созданию плодоносящих дождей за последние восемь лет. Озеро заполняли водяными змеями и лягушками, и в него ныряли люди, чтобы поймать ртом рептилий и съесть их живьем. Единственной пищей, приготовленной из зерна, которую можно было принимать во время этого периода отдыха, была жидкая кукурузная каша на воде.

Случись какомунибудь более зажиточному крестьянину или мелкому землевладельцу решить, что для его урожая необходим дождь, или случись ему опасаться засухи, он шел к одному из профессионалов по изготовлению идолов из теста и просил сделать ему идол Тлалока. Такому идолу делались приношения в виде маисовой каши и пульке. Всю ночь крестьянин вместе со своими соседями плясал, крича и завывая, вокруг этой фигурки, чтобы пробудить Тлалока от его дремы, несущей засуху. Следующий день проводили, поглощая пульке в огромных количествах и предаваясь весьма необходимому после напряжения предыдущей ночи отдыху.
Позавчера — среда, 15 августа 2018 г.
l-l /-\ >< ^/ l/l Чешуйчатый Бог 18:18:35
Кого мы ищем ко мне у сменщики:
- общительных
- с опытом работы в обслуживании/продаж­ах/общепите
- с хорошей громкой речью
- приятных на вид
- быстрых и целеустремлённых

Кто к нам приходит на собеседование:
- социопаты
- молчуны
- черепахи
- тетки 50ти лет весом под 120кг
- несовершеннолетние
- за галочкой отказа в центр занятости
- чурки без намека на русскую речь

Я походу тут жить буду, обустрою себе подсобку со стиралкой, красота блять

А бабищу 50ти лет реально взяли на работу, которая работала бухгалтером и перемещается, колыхая всеми складками на своем теле
Я еще никогда так не плакал, мне ж ее учить......

Категории: Работа, Потрачено
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
Некоторые странности жизни Призрак Сахарной Ваты 09:59:21

Нашел вчера мультфильм, который просто обожал в детстве и не видел, чтоб не соврать, 15 лет уже точно. Удивительно, на какую лютую ностальгию это пробило. Я просто сидел и рыдал полночи ОО бывает же, давно такого не было.

На самом деле это удивительно еще и потому, что я в какой-то период жизни, лет так в 20, искренне не любил истории о Золушке (мультик про Золушку, если что). Видимо, в моей голове происходило становление доли цинизма и я яростно с ним перебарщивал. Забывая о прекрасной морали сказки, я концентрировал свое внимание на том, что сказка учит подчиняться обстоятельствам и не бороться с ними. И вот этот мультик вчера напомнил мне о том, что вообще-то Золушка про добро. Про то, что быть добрым и понимающим, прощать обидчиков - это прекрасно. И да, может тебе и не воздастся (увы, жизнь - не сказка), но это правильно само по себе. Спасибо мультику, который напомнил мне то, во что я верил в детстве. За то, что разбудил во мне это чувство. И лишний раз напомнил, что у любой вещи есть обратная сторона и другое мнение всегда имеет право на существование.


­­


Музыка Dream, Cinderella ^^
Настроение: живем
Категории: Воспоминания, Крик души, Найдено в сети, Самое важное
10:02:16 billie come back
ну хоть кто-то понимает
10:02:25 billie come back
суть истории
вторник, 14 августа 2018 г.
... non grаta. 08:08:19
Вроде еще стоит жара, но уже не такая, как раньше. Нет духоты, солнце просто греет, но в тени уже прохладно, ветер понемногу прокрадывается с запада. Лето кончается, за ним приходит зима. А осень? А осень никогда не запоминается. Наверное потому, что осенью не происходит ничего примечательного. Это время отдыха от жары и ожидания морозов. Осенью все однообразно.
Не хочу зиму. Не хочу холод. Не хочу одеваться в тяжелую одежду, не хочу гололед. Зимой не погуляешь долго на холоде, не посидишь ночью на улице. Эта зима обещает быть холоднее, чем когда либо раньше. Тепла все меньше и меньше, даже страшно немного. Ничего. Все рано или поздно должно догореть. Холод задует эту свечу и все замрет, зависнет во времени, в мгновении, навсегда запечатлев собой этот миг. Миг, когда все закончилось.
понедельник, 13 августа 2018 г.
семя Aellorius 23:26:27
 Ты топтал мои земли
Во власти чужих мелодий
Оставив три акра полей на засев
Люди не герои
Герои для историй, люди для жизни
Я лопаю шарики и собираю нитки на шею
Я люблю каждого в отдельности
И ненавижу всех в целом
У меня есть много историй
Но проблемы овец пастуху не интересны
Ты собирал побелку с потолка на ладони
Ходил по всем возможным краям
Часто был среди всех
Остался лишь в каждом
Я водружу строки на провод
Отправлю на запад, восток ли
Приму успокоительное в грудь
Вдохну и посмотрю на остатки
Вязи твоих слов
Оставайся вечно покоен
Друг
S-ST идa в сообществе dalur 15:43:56

melpomen­e


and as the fever starts to break
i'll dig a hole for you
and it would bury us
and we'll turn into dust

Подкаст houses – peasants

Категории: :Ambient, Houses
суббота, 11 августа 2018 г.
Пара 29-летних американцев — Джей... Natsuo.Vatashi. 05:10:14
Пара 29-летних американцев — Джей Остин и Лорен Гехеган. Чуть больше года назад они бросили работу и отправились в кругосветное путешествие на велосипедах, ведя об этом блог Simply Cycling, — чтобы «насладиться свободой, увидеть потрясающие места и встретить прекрасных людей».

Остин писал, что главное откровение этого путешествия — что люди в целом очень добры и отзывчивы. «Если читать газеты, то складывается ощущение, что мир — огромное жуткое место, а людям нельзя доверять. Якобы люди плохие, люди — зло, — писал Остин. — Я на это не ведусь. Зло — это концепция, которую мы придумали, чтобы объяснить себе, почему другие люди и их ценности так отличаются от наших. В общем и целом люди добры. Да, иногда зациклены на себе, порой ограниченны, но добры, щедры и прекрасны».

В Таджикистане Остин и Гехеган примкнули к небольшой группе велосипедистов, ехавшей по высокогорному Памирскому тракту. Неподалеку от поселка Дангара к юго-востоку от Душанбе их заметили несколько человек, проезжавших мимо в автомобиле, напали на них и убили. Путешествие американцев продлилось 369 дней.
­­


Да что Вы. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
Кого как зовут? оо
подай навипа я сердечки вконтакте п...
пройди тесты:
Кто твой парень из Наруто?
Crashing and Burning 4
"Еще одна...
читай в дневниках:
694
695
696

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх